Регистрация    Войти
Авторизация
       
Украинцы в рейтинге ATP
  • ОДИНОЧНЫЙ
  • ПАРНЫЙ
Украинки в рейтинге WTA
  • ОДИНОЧНЫЙ
  • ПАРНЫЙ
Мужчины ATP
  • ОДИНОЧНЫЙ
  • ПАРНЫЙ
Мировой теннис / ATP / Интервью

Гюнтер Бресник: "Задача тренера - предоставить игроку весь возможный арсенал, если сам теннисист способен усвоить эту информацию"

Наставник Доминика Тима рассказывает о своей работе в туре.
Гюнтер Бресник: "Задача тренера - предоставить игроку весь возможный арсенал, если сам теннисист способен усвоить эту информацию"
За 30-летнюю карьеру тренера австрийский специалист успел посотрудничать с Борисом Беккером, Анри Леконтом, Патриком Макинроем, Стефаном Кубеком и многими другими теннисистами из топ-10. Уже одиннадцать лет Бресник продолжает вести к вершине мужского тенниса австрийца Доминика Тима, одного из самых быстро прогрессирующих молодых игроков. В интервью официальному сайту ATP World Tour Гюнтер Бресник рассказал о своих подходах и тонкостях работы тренера.

- В чем главная разница в планировании структуры тренировочных сессий перед турниром и во время турнира?
- В основном тренировки проходят до или после матча. Перед игрой важно проследить за разминкой, убедиться, что ваш теннисист чувствует все свои удары и, возможно, обратить внимание на некоторые моменты перед матчем. После поединка все как правило сводится к тому, чтобы обговорить, какие удары не получались во время матча, ориентируясь также на будущего соперника и что необходимо будет сделать в следующей игре.

Интенсивность тренировки после матча зависит от того, будет ли ваш подопечный выступать на следующий день, это трех- или пятисетовый формат, турнир проводится в закрытом помещении или на открытых кортах. Во время межсезонья, когда игрок не участвует в турнирах, интенсивность тренировок значительно, значительно выше. Сразу же обращаешь внимание на те удары, которые игрок выполняет плохо. Лично я фокусируюсь на тех ударах, которые он делает лучше всего и хуже всего - не на том, что находится между.

- Как быстро после матча вы отправляете игрока на тренировку?
- Иногда сразу же, но никогда, если мой теннисист проиграл этот матч. Если же победил, то, возможно, что он пойдет на тренировку при необходимости, но сначала ему нужно дать отдохнуть. Да и тренировка будет не слишком интенсивной, в общей сложности от 45 до 60 минут.

- Если у игрока на следующий день будет матч, насколько долгой будет тренировка?
- Я плохой пример в этом вопросе, потому что Доминик тренировался очень интенсивно в Ницце в прошлом году после каждого матча. Тренировки продолжались от 90 минут до двух часов. Директор турнира спросил меня: "Хотите, чтобы он рано проиграл?". А в итоге получилось так, что он взял титул. Это не всегда глупая тактика, но зависит от физических способностей игрока и его психологической стойкости, кто и сколько способен выдержать. Есть много игроков, которые беспокоятся даже из-за 15-минутной тренировки. Я считаю, что если кто-то не может выдержать 30-60 минут тренировки после полуторачасового матча, то он не готов для жизни в туре.

- Для каждого упражнения на тренировке вы устанавливаете определенное время или ориентируетесь на то, насколько успешно игрок выполняет его?
- Оба варианта подходят. Я устанавливаю время, а потом вношу коррективы, в зависимости от результатов. Например, если игрок тренирует обводящие удары и удается выполнить много таких ударов кряду, то я остановлю эту тренировку раньше. Если это не удается сделать технически, тогда также нужно внести изменения. Ты не можешь заставлять игрока что-то делать, потому что в конце концов он тебя нанял. Если они не хотят это делать, они и не будут. Вопрос в том, насколько быстро ты сможешь убедить их что-то сделать, потому что им нужно совершенствоваться.

- Вы фокусируетесь на одной главной цели на тренировке или на разных аспектах?
- Мне нравится сосредотачиваться на определенной цели, иначе я вношу изменения, если что-то работает очень хорошо или это не имеет смысла.

- Как много решает в вопросах планирования тренировки сам игрок?
- Все зависит от его возраста, а также интеллекта и умственных способностей. Обычно, я работал с игроками, чей голос имеет большое значение.

- Когда вы тренировали Бориса Беккера, что он в таких ситуациях говорил: "Я хочу делать это и это"?
- Большая разница, когда работаешь с таким парнем, как Борис, особенно учитывая, что на тот момент я был молод и неопытен как тренер. В целом, все игроки, которым удавалось выиграть турнир Большого Шлема, знают, что делать и понимают, что им необходимо, лучше, чем игроки, которые на мэйджорах не побеждали. В таком случае ты предоставляешь теннисисту полное право принимать решения самому.

- За последние десятилетия теннис значительно изменился. Значит ли это, что изменилась и структура тренировок?
- Я занимаюсь тренерской деятельностью уже 30 лет и никогда не знал, как игра будет меняться. Как тренер, ты сделаешь хорошую работу, если дашь своему игроку массу возможностей. Скажем, сегодня, если мы будем как Матс Виландер закручивать мяч два метра над сеткой, как когда он выиграл на Ролан Гаррос, или как когда Джон Макинрой победил на Уимблдоне и все начали рано бить по мячу, играть резаным на приеме и выходить вперед, так вот, сегодня это не сработает.

Прежде всего ты должен думать о том, что требует современный теннис и затем смотреть на возможности самого теннисиста. Если ты работаешь с 25-летним игроком, то вам не нужно идти на компромисс в отношении того, что нужно его игре, как было бы с 12-летним теннисистом, который, как бы мне хотелось, исполнял все возможные варианты. В этом смысле Роджер Федерер - идеальный игрок, потому что он понимает стиль "подача-выход к сетке" практически настолько же, как и стиль игры на задней линии. К примеру, это помогло ему в этом году на Открытом чемпионате Австралии в матче с Мишей Зверевым, который накануне переиграл Энди Маррея, а Маррей в свою очередь не так привык к такому сопернику как Зверев. Федерер понимает как работает "serve&volley", потому что на ранних этапах своей карьеры играл именно против соперников с таким стилем тенниса.

Работа тренера - предоставить игроку весь возможный арсенал, если сам теннисист способен усвоить эту информацию.

- Как тренер вы также смогли стать лучшим специалистом за 30 лет?
- Каждый игрок, с которым я работал, он сделал меня лучше как тренера. Иногда я даже получал больше пользы от нашего сотрудничества, чем сам теннисист, в плане профессионального развития. Я работал с 27 игроками из топ-сотни - это были левши, правши, те, кто играл у сетки, кто на задней линии, кто-то был тихим, кто-то - харизматичным. С такими знаниями и опытом это помогает тренировать любого игрока - я знаю, когда говорить с ними или когда лучше о чем-то промолчать, на каких турнирах выступать, когда будет пик в их карьере или где они будут через года или два.

- Какие советы вы даете Доминику на данном этапе его карьеры?
- Я только хочу, чтобы он совершенствовался как игрок. Есть много аспектов в его теннисе, которые еще далеки от уровня его потенциала, над ними мы и работаем. Мы не фокусируемся на его рейтинге. Я постоянно это говорю, не важно, будешь ты №20 или №30, в топ-десятке в конце года. Если он соберет все компоненты своей игры воедино, тогда он будет выступать очень-очень хорошо. Я вижу его потенциал. Если Доминик сумеет соединить все компоненты, то у него есть перспектива стать победителем турнира Большого Шлема.

Источник: atpworldtour.com. Фото: Getty Images.
Добавил Maria Melnyk  10.03.17 19:10   Просмотров: 1 677    0
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

 
Написать комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
          Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: