Регистрация    Войти
Авторизация
 
 
Украинцы в рейтинге ATP
  • ОДИНОЧНЫЙ
  • ПАРНЫЙ
Украинки в рейтинге WTA
  • ОДИНОЧНЫЙ
  • ПАРНЫЙ
Мужчины ATP
  • ОДИНОЧНЫЙ
  • ПАРНЫЙ
Мировой теннис / Интервью

Тимеа Бачински: "Врачи говорили, что ничего нельзя сделать и я могу завершать карьеру"

Швейцарская теннисистка рассказала о непростом периоде, связанном с травмами, операциями, а также проблемами с психологией

После Уимблдона-2017 Бачински пропала с теннисной карты на шесть месяцев. В интервью корреспонденту WTA 29-летняя швейцарка рассказала, что с ней происходило всё это время.

- Вы возвращались в теннис после травм и даже после завершения карьеры. Каким стало это возвращение?
- Намного сложнее психологически. Между предыдущими операциями я могла играть и тренироваться. Я была младше и оптимистичнее смотрела в будущее. Последняя прошла 26 сентября и я действительно думала, что больше не смогу использовать свою правую руку.

- Что именно с ней было?
- У меня образовалась киста в среднем пальце длиной 8 мм, и она была уже твёрдой. Она росла и разорвала одну связку, два сухожилия и одну мышцу. С этим всем я играла в полуфинале Ролан Гаррос в прошлом году. Я начала чувствовать что-то неладное ещё в конце 2016 года перед турниром в Чжухае. Тогда я проконсультировалась у нескольких врачей, но они сказали, что мне не стоит волноваться и я могу продолжать играть. Я старалась игнорировать боль, но в итоге приём большого количества болеутоляющих сильно повлиял на мой желудок.

На Уимблдоне и Ролан Гаррос я показывала высокий уровень тенниса и была в прекрасной форме. В первом сете матча против Радваньской я была вообще непоколебима, но из-за большого количества обезбаливающих я не ощущала всего своего тела, и когда начал болеть квадрицепс, я не понимала, насколько это может быть серьёзно. Через два дня мне сделали МРТ, и оказалось, что у меня разрыв на 3,5 см.

- А как диагностировали кисту?
- Первые три месяца я ездила по врачам в Европе, и все они ставили разные диагнозы. Один сказал, что я могу завершать карьеру, потому что ничего сделать уже нельзя. Это было летом, поэтому все специалисты были в отпуске и мне пришлось ждать два месяца прежде, чем я узнала, что у меня. Я выбрала хирурга в Милане, с которым я нашла общий язык.

- Как вы узнали, что именно этот диагноз правильный, ведь разные врачи вам называли разные диагнозы?
- Я почувствовала, что это именно тот специалист, которому я хочу доверить свою руку. Я дважды приезжала в Милан, а в один день он позвонил мне в 21:30 в пятницу с неизвестного номера и сказал, что есть два варианта: на полгода положить руку в фиксатор или делать операцию. Он долго не решался мне сказать это, потому что он не мог поверить, что я играла полгода и дошла до полуфинала "Шлема". Мне говорили, что всё нормально, и я думала, что это пройдёт само по себе.

- Вы вернулись в январе на турнире в Санкт-Петербурге и выиграли парный титул вместе с Верой Звонарёвой. Но вы выступили только на трёх турнирах и выступили в Кубке Федерации, а затем два месяца отсутствовали. Вы не думали, что вернулись слишком рано?
- Я знаю, что начала тренироваться и вернулась в теннис слишком рано. Это была большая ошибка со стороны меня и моей команды. Но всегда легко рассуждать спустя десять месяцев. Я начала играть уже спустя три месяца после операции, которая была похожа на ту, которую перенесла Петра Квитова. Но она не играла в течении шести или семи месяцев, а мне нужно было подождать еще около двух месяцев.

Я говорила, что всё будет становиться лучше, и доверяла своей команде, но проблема заключалась в том, что я спешила вернуться на корт, особенно после упорного матча против Екатерины Макаровой в Майами. Затем у меня развился тендинит в запястье, и всё становилось только хуже и хуже. Когда я начала тренироваться на грунте, я надорвала икроножную мышцу, что тоже повлияло на меня. Поэтому мне пришлось прекратить работу с Дмитрием Завьяловым. Возможно, нам не хватило сил пройти через это, хотя предыдущие пять лет нашей совместной работы были прекрасными.

- Вернувшись в июне и после US Open, у вас не получалось выигрывать матчи. Следовательно рейтинг сильно ухудшился и вы опустились за пределы Топ-700. Какое давление вы на себя оказывали по этому поводу?
- Это был кошмар. Я просила у теннисных богов, чтобы дали мне соперницу, которая находится не в форме. На 60-тысячнике в Монтрё я встречалась с молодой швейцаркой Иленой Ин-Альбон, и она очень хорошо играла. Но это был не сложный матч, как бы мы не старались. Я проиграла 6:1, 6:2 перед заполненными трибунами в соседнем городе от моего, и я думаю, что это был худший день в моей жизни. Я чувствовала себя опустошённой - прошло 14 месяцев после полуфинала на турнире Большого Шлема, а я не могу выиграть матч у молодой теннисистки. Я просто была раздавлена. Какого чёрта я вообще делаю на корте? Я задавала себе много вопросов, вспоминала всю карьеру. Эти два дня были действительно ужасными, я много разговаривала со своим парнем и тренером.

Но вдруг что-то переключилось в моей голове. Я исплакала все свои слёзы, выпустила наружу всю свою горечь и поняла, почему так плохо себя чувствовала. Потому что ощущала давление. Я начала общаться с психологом и стала понимать те вещи, которые не могла понять на протяжении всего этого времени. Весь этот год надо мной висел Дамоклов меч. Как только я поняла это и начала обсуждать эту проблему, всё исчезло.

- И на следующей неделе вы дошли до финала на 80-тысячнике в Биаррице. Какими были ваши ощущения после такой долгожданной первой победы?
- В первом круге я играла против Катарины Завацкой. Я проиграла первый сет, ведя 5:3, и меня это очень разозлило. Мол, я не могу вновь проиграть в первом круге, это не может продолжаться. Я выиграла второй сет и вела 3:0 в решающем, но она начала жаловаться, что уже темно и мы должны остановить матч. Я подумала: "Ты что, шутишь?". Я снова оказалась близкой к победе и происходит такое. Конечно, я долго не могла уснуть и поспала только четыре часа, а на следующий день мне предстояло играть два матча. Но в обоих я одержала победу!

- За всё время, которое вы отсутствовали в теннисе, вы воспользовались шансом заняться чем-нибудь не относящимся к теннису?
- Вместе с моим парнем... ладно, уже как год с будущим мужем, я поехала в Будапешт на пять дней. Мы оба какие-то не организованные, поэтому ничего со свадьбой ещё не планировали. Я его и не тороплю, потому что очень сильно его люблю. В общем, я записалась на курсы по приготовлению обычных венгерских блюд. Помню, когда я была маленькой, я готовила вместе с няней, но я уже не помню рецепты, поэтому решила снова попробовать.

Мы пошли в большой маркет, купили продукты. Нам разрешили готовить вместе в паре, и это то, чем можно дорожить всю свою жизнь, проявляясвою любовь через приготовление. Это был очень трогательный момент для меня, потому что он любит венгерскую культуру, он постоянно старается учить всё больше венгерских слов.

- Звучит здорово. Какие рецепты вы выучили?
- Я научилась готовить гуляш, холодный вишнёвый суп, который мы обычно едим летом, блинчики с мясом и слоёный пирог "Жербо", названный в честь известной кондитерской в Будапеште. Это меня вдохновило. Обычно на Рождество мы едим фондю, но в этот раз я сказала всем принести по одному венгерскому блюду. А на десерт я испеку пирог "Жербо", потому что его традиционно готовят на Рождество.

- Какие ваши цели на следующий сезон? У вас будет девять месяцев, в течение которых не нужно защищать никакие очки. Чувствуете ли вы себя готовой к тому, чтобы показывать результат? И как долго вы себя видите в Туре?
- Я начала сентябрь без единой победы, но продолжала тайно мечтать о том, что попаду в Топ-200. Я сказала об этом только своему тренеру и парню. Это было бы здорово и помогло бы мне составить нормальный календарь на следующий год, но даже если бы этого не случилось, я бы отнеслась к этому нормально. И я закончила сезон на 192-й позиции. За два месяца и пять турниров я поднялась из Топ-700 во вторую сотню рейтинга. Поэтому на следующий год я ставлю цель вернуться в Топ-100, а войти в Топ-50 было бы ещё круче. Хотя просто иметь возможность играть на турнирах Большого Шлема, минуя квалификацию, было бы здорово.

Я знаю, что не буду играть в теннис до 40 лет. Я не знаю, но, безусловно, я хочу играть ещё года три, если смогу. Или четыре, или пять...


Источник: www.wtatennis.com

Фото: Fed Cup, WTA, Getty Images, Engie Open Biarritz.
Добавлено: HomeAlone  20/12/18 20:00  Просмотров: 892  Рейтинг: 0  
0 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Написать комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
          Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: