Регистрация    Войти
Авторизация
Главное / Украинский теннис / Публикации

Марианна Закарлюк: "В детстве нас с сестрой готовили будто к армии"

Украинская теннисистка рассказала о своей семье, непростом теннисном детстве и сотрудничестве с нынешним агентом Свитолиной и Ястремской
Марианна Закарлюк: "В детстве нас с сестрой готовили будто к армии"

- Готовясь к интервью, я нашел любопытный факт – в 2010 году ты стала рекордсменкой мира, имея взрослый рейтинг. Тебе едва исполнилось 14 лет.
- На следующее после дня рождения утро, 23 сентября, сыграла первый взрослый матч на турнире ITF «25k» в Буче. В итоге прошла три раунда квалификации и круг основы. Крохотное достижение, но получила первые очки в рейтинг WTA.

- Кстати, в Буче ты уступила Оксане Любцовой, которая стояла в топ-300 и сыграла в квалификациях всех взрослых «Шлемов». Помнишь тот матч?
- Конечно, помню. Я тогда так расстроилась из-за поражения. Казалось, я тот матч не отдам. Я ей проиграла в трех сетах. Впрочем, мне вот-вот исполнилось 14, а сопернице было за 20. Любцова на то время считалась одной из сильнейших в Украине.

- Кто тебя тогда тренировал?
- Александр Белов. С ним мы начали работать примерно с 12 лет. Но тренировались с перерывами. Я могу ошибаться, но, кажется, в Буче рядом со мной был Белов.

- Кто из тренеров заложил основной фундамент?
- Пожалуй, Белов. Он поставил технику под меня. С ней у меня все получалось. Позже папа старался придерживаться линии Белова.

- Напомни, кого ты обыгрывала в тот период?
- Эжени Бушар, Магду Линетт, Исалин Бонавентюр...

- Как-то я упустил из виду твою победу над Бушар.
- В Италии по юниорам, когда мне было 15-16 лет. Она уже тогда была звездой. Первой или второй сеяной. Стартовый сет проиграла, но матч выиграла. И не скажу, что тот поединок чем-то отличался от других. Потом Бушар, конечно, взлетела на год и дошагала до финала «Уимблдона». Мне до сих пор кажется, что лишь стабильные девочки в топ-50 чем-то отличаются, да и то не все. А в топ-100 может зайти вообще любая. Разумеется, усилия надо прилагать, но наличие таланта далеко не обязательно.

- Ты участвовала в чемпионатах Украины?
- Какие-то совсем детские турниры играла, ставала финалисткой в возрасте до 10 лет. А взрослые... Папа тогда решал, на каких турнирах мне выступать. Однажды он сказал – чемпионат Украины не играем. Так что у меня даже звания мастера спорта нет. А в 18 лет я переехала в Австралию.

- База – в Сиднее?
- Да, дома почти не показывалась. Задержалась только когда начались проблемы со здоровьем папы.

- Я аккуратно лишь поделюсь подготовленностью к интервью – самый главный тренер в твоей жизни Михаил Закарлюк тяжело болел...
- ...Лейкемия. Его не стало три года назад – в феврале 2017 года. Последние пару лет я очень мало видела папу, скучала по нему. Если с мамой мы могли часами говорить по телефону, то с папой – две минуты. Он болел с 1999 года. Каждый день – борьба, постоянно на таблетках. В 2005-м началось обострение, раковые клетки начали расти. Нам тогда с сестрой даже дали понять, что папы скоро не станет. Но произошло чудо. Сработали таблетки нового поколения. Они позволили повернуть дело к ремиссии. Конечно, мы видели, что наш папа быстро уставал, не мог находиться на солнце. Много терпел, но никогда не показывал боль, не жаловался. В конце декабря 2016-го я отпросилась домой к семье. Папа – в больнице, я подумала, что углубленная проверка, ведь он минимум раз в месяц ездил сдавать анализы. Оказалось, снова начали расти раковые клетки... Мы понимали, что отмечаем последний Новый год вместе. Пробовали новые таблетки, но ничего не помогало. Тяжело, ведь все происходило на моих глазах. С его уходом ощутила какую-то невосполнимую пустоту. Я ему благодарна за многое. Случалось и хорошее, и плохое, но все что он ни делал – было направлено на правильное воспитание. И мы с сестрой до сих пор ценим его вклад. В жизни ничего просто не бывает. Я и сейчас всегда жду оценки папы после каждого матча. Не могу сказать, что победа, например, в Милдьюре в его честь. Нет. Но знаю, он бы сказал: «Молодец. Сделан лишь маленький шажочек. Теперь надо его забыть и дальше работать еще упорнее».

- Твоя сестра – Таисия – также имела взрослый рейтинг. Вы начинали вместе?
- Практически в одно время: ей было – 9 лет, а мне – 7. Тая начала с общей группы по 20 человек три раза в неделю. Через полгода у нас уже был индивидуальный тренер. Доходило до шести часов тренировок в день. Папа посмотрел на тренировки Оли и Лизы Янчук. И когда он увидел, как они играют, и оказалось, что Оля на год старше меня, а Лиза на год Таи, принял решение – надо больше тренироваться. Понятно, что с ноля начинать тяжело. Три часа стучали по мячу как делают самые маленькие детки. Но в большом объеме. За лето мы подтянулись на уровень тех, кто тренируется 2-3 года. У Таи неплохо получалось, наравне со мной.

- Вот скромничаешь. Я слышал, ты ее обыгрывала, несмотря на то, что была младше на два года.
- Обыгрывала. Не хотела об этом говорить (улыбается). Я отличалась старательностью – мне что-то скажут, я молча делаю. Меня не надо ни проверять, ни заставлять. Таю же папа подталкивал к серьезности, был с ней строг. Я училась на ее ошибках. Смотрю, если что-то пошло не так, думаю себе: «О, я так делать не буду, а то и мне достанется».


> Марианна Закарлюк: "Отменила бы все турниры до сентября и дала бы возможность игрокам пожить нормальной жизнью"

- На каком этапе остановилась Таисия Закарлюк?
- На этапе совершеннолетия. В 18 лет влюбилась и предпочла любовь теннису. Через пару лет пыталась вернуться, но помешала авария. Она сломала ногу, и доктора не рекомендовали ей заниматься спортом. Тая меня всегда поддерживает, иногда летает со мной на турниры. Но когда прошу постучать со мной – отказывается.

- Расскажи о той аварии.
- Мне – без малого 18, Тае – 20. Нас почти никуда не выпускали, мы были домашними девочками. И вот однажды отпросились у родителей развеяться. Родители дали машину. Тая за рулем – поехали в ресторан, потом в клуб. Причем пробыли там до часу-двух. Помню, родители не спали, переживали за нас. Возвращаясь домой, говорю маме по телефону: «Едем домой в машине, будем через несколько минут. Не волнуйтесь». Поднимаю глаза и вижу яркие фары напротив. Только и успела крикнуть: «Тая!». Лобовое. На скорости.

Очнулась – в машине дым. Я ничего не понимаю, в голове шум, все расплывается. Говорю, Тая, надо выйти из машины. Она – не могу, нога болит. Водитель другой машины без сознания. Я до сих пор помню, как его бедного вытаскивали. Все тело – желейное, море крови. Мы в состоянии шока – полмашины просто всмятку. Когда приехала скорая, просила отвезти нас с Таей в одну больницу, так родителям было бы проще нас навестить. Не разрешили: меня – в детскую, сестру – во взрослую. Как сейчас помню, в красивом платье и с разряженным телефоном. Приличное сотрясение мозга, спина чуть болела, но ничего откровенно страшного. Разве что я совершенно ничего не слышала. В палату меня положили только к четырем утра. Я не то что заснуть, лежать не могла – все болело. Говорю медсестре, дайте обезболивающий. Она мне: «А у тебя деньги с собой? Надо спуститься вниз в аптеку и купить обезболивающее». Говорю: «Вы видите, что у меня даже вещей с собой нет». Я не верила в реальность такого диалога. Успокаивала себя – наверное глубокая ночь, поэтому нет лекарств. В палате со мной лежала девочка. Проснулась, дала свои медикаменты. Меня ими накололи. И я наконец-то заснула. Вот такой у нас уровень бесплатной медицины. С утра приехали родители в слезах. Увидели своих детей, рожденных второй раз.

- Как они отреагировали?
- Мама с утра поехала к сестре, папа – ко мне. Единственный раз, когда я его видела со слезами на глазах. Я тоже расплакалась. Папа обнял, мы просто молча долго сидели. Без слов понимали – счастье, что все живы. Машину, да, жалко, но у наших родителей материальные ценности никогда в приоритете не стояли. Они жертвовали всем, вкладывая в нас. Конечно, для многих свои родители – самые лучшие. Для нас с Таей – они больше, чем просто лучшие.

- Кто был виновником ДТП?
- Водитель другого авто. Он заснул за рулем.

- Вы пересекались позже?
- Нет. Сестра пересекалась. Состоялся суд, признав его виновным. Сейчас он в инвалидной коляске. Его в то утро чуть ли не по частям собирали. Наша машина не подлежала восстановлению, родители остались без средства передвижения – дали девочкам один раз в пользование называется... Понимая, в какой ситуации оказался пострадавший, о компенсации не настаивали. На этом дело закрыли.

- Как на ситуацию смотришь спустя какое-то время?
- Надеюсь, что больше с подобным не столкнемся. Надо понимать, что каждый может заснуть за рулем. И никто не может быть застрахован от несчастного случая, оказавшись в ненужное время в ненужном месте. Он же не специально создал ДТП. Я стараюсь на людей не обижаться. Конечно, сначала спрашивала себя, ну как так? Пять минут раньше, пять минут позже – и все могло быть иначе. И хорошо, что мы были пристегнуты. Я всегда пристегиваюсь и Таю контролирую. Когда эмоции улеглись, радуюсь, что мы остались живы, избежали инвалидности. Все остальные проблемы – поправимые. Переживала, что теннис для сестры закрыт. Но Тая говорит, что сейчас ни о чем не жалеет.

- Кто ваш первый тренер?
- Олег Дробязко. Без учета папы и мамы, не пропускавших ни одной тренировки. Причем папа со временем проникся к теннису. Разработал свой коучинг-контроль – комплекс обязательных упражнений. Помню: зима, встаешь, когда темным-темно, и папа зовет на зарядку. Так 10-15 минут. Затем холодный душ. В это время из-за нехватки кортов приходилось тренироваться в школьном спортзале. А туда надо было еще дотопать. Полтора часа работы еще до начала занятий: с 6.30 – до 8.00. Ничего – закалялись.

- Вас готовили в солдаты.
- Это точно – будто к армии. Детство у нас прошло не так, как у всех. Пару лет папа нас так тянул – жестко, без поблажек. Возможно, раз-другой палку перегибал в строгости, но, думаю, лишь, чтобы показать серьезность намерений. Правда, надо сказать, что к концу дня после занятий мы становились нормальной семьей. И когда я начала соревноваться и выигрывать, именно в тот момент пришла настоящая любовь к теннису. Сейчас понимаю, зачем мы прошли такой путь в детстве. И главное – теперь знаю, чего я хочу. И все благодаря родителям.

- Я слышал, что с тобой работал Стефан Гуров – менеджер, известный по работе с Элиной Свитолиной и Даяной Ястремской.
- Он был моим спортивным агентом два года. Приезжал в Бучу в «Кампу», когда мне было 16 лет, подписали соглашение на два года. И все же любое решение шло через одобрение папы. У него всегда был свой взгляд, и он нередко не совпадал с мнением агента. Например, Стефан предлагал базу в Словакии. Папа сразу сказал – нет. Пробовала австрийский Зальцбург, но возвращалась домой. Мне было проще и комфортнее быть под папиным контролем.

- Какое преимущество иметь агента на таком уровне?
- Если ты показываешь высокие результаты, то у тебя есть шанс подписать хорошие контракты с крупными компаниями. И все переговоры будут идти через менеджера – он облегчит бумажную рутину. Также менеджер может не только принимать предложения, но и самостоятельно заниматься поиском спонсоров. Так, например, Стефан нашел мне контракт с брендом молодежной одежды. Я выступала в качестве представителя торговой марки. Мне – 16 лет, стояла около топ-500, понятно, что в финансовом плане – символические цифры. Но мне было приятно получать одежду, которая мне и так нравится. Кстати, пару маек до сих пор остаются в моем гардеробе.

- Сейчас у тебя есть действующие соглашения?
- Нет, и я за ними не гонюсь. Одна фирма почти всем девочкам предложила контракт на бесплатную одежду. Меня спрашивают, почему не подписываешься? Но зачем? Я могу себе позволить купить ту одежду, которая мне нравится. И надо понимать, что предоставляемое количество одежды просто не нужно. Словом, когда мне предлагают контракт на год-два без денег, а лишь за счет бесплатной формы, я отказываю.


> Из-за пандемии коронавируса ATP и WTA приостанавливают проведение турниров: все новости
 

Источник: xport.ua


Добавлено: HomeAlone  7/04/20 19:00  Просмотров: 8 384  Рейтинг: +4  
4 0
‡àãðóçêà...
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.