Регистрация    Войти
Авторизация
 
 
Украинцы в рейтинге ATP
  • ОДИНОЧНЫЙ
  • ПАРНЫЙ
Украинки в рейтинге WTA
  • ОДИНОЧНЫЙ
  • ПАРНЫЙ
Мужчины ATP
  • ОДИНОЧНЫЙ
  • ПАРНЫЙ
Мировой теннис / Интервью

Экс-первая ракетка мира: "Я сделала перерыв из-за изнеможения, а люди считали, что дело в допинге"

Бельгийка Жюстин Энен находится в промо-туре в Индии, где популяризирует Ролан Гаррос. Там бывшая теннисистка встретилась с журналистами, которым рассказала о своих ярких воспоминаниях в карьере в Туре, а также о жизни вне кортов.
Экс-первая ракетка мира: "Я сделала перерыв из-за изнеможения, а люди считали, что дело в допинге"
- У вас один из лучших одноручных бекхендов в игре. Как вам удалось его развить?
- В прошлом одноручные бекхенды мы встречали гораздо чаще, чем сейчас. Игра стала больше строиться на физической подготовке, нужно больше силы. Я не знаю, как играть бекхендом с двух рук. Я была большой поклонницей Штеффи Граф. Я хотела использовать резанные удары и удары у сетки. Поэтому я решила, что буду играть одноручным бекхендом. Меня спрашивают, в чем секрет, но для меня это было просто естественно. Когда мне было девять лет, то у меня были технические трудности. Мой тренер подавал мне тысячу мячей, я знала, что мне нужно делать. После такого количества тренировок этот бекхенд стал моим суперударом. Мне жаль, что сейчас этот удар мы встречаем не так часто, он выглядит очень артистично, когда руки расходятся в противоположные направления, в этом движении больше изящества.

- Говоря о силе, как вы справлялись с такими более сильными соперницами, как Серена Уильямс и Мария Шарапова?
- Я встречалась с высокими девочками еще в детстве, тогда все надо мной смеялись. Я всегда должна была бороться. Сила в первую очередь идет из головы. Ты должен быть убежден, что можешь соревноваться. Когда я играла с Сереной, то знала, что не могу играть с ней так же, как и с другими. Мой тренер и я решили использовать другие мои качества: технику, скорость, как я двигаюсь по корту, мое видение мяча и площадки. Я также стала больше развивать свои физические качества. Ты можешь компенсировать отсутствие физической силы хорошей техникой.

- Ваша самая сложная соперница…
- Серена была одной из них. Я бы также назвала Ким Клийстерс, потому что мы из одной страны. Мы были первой и второй ракетками мира. И это была отличная история для прессы и для спонсоров. Всего чего-то ждали, потому что мы обе были из маленькой страны, мы обе занимались одним и тем же делом.

Ким и я много путешествовали, когда были юными во время юниорских турниров. Мы вместе много смеялись, отлично проводили время. Но в самом Туре мы не общались и из-за этого никаких проблем не возникало. У нас были хорошие отношения. Сейчас мы не общаемся много, но переписываемся и больше обсуждаем детей, чем теннис. Мне повезло, что Ким играла в то же время, что и я. Однозначно, я бы не стала настолько хорошим игроком, если бы не она, она подтолкнула меня перейти на другой уровень. Мы использовали эту уверенность против других соперниц. Мне удавалось это сделать в матчах с Сереной, с Марией Шараповой, но против Винус Уильямс у меня плохая статистика.

- В чем была проблема с Винус?
- Дело было в психологии. Она была высокой, а когда мы играли на Уимблдоне, то трава тогда была еще медленнее.

- Что было не так с Уимблдоном?
- Опять же, дело в психологии. Я никогда не верила достаточно сильно. Те теннисистки, которые меня обыгрывали, вероятно были лучше. Но и мне нужно было понять саму себя. Обычно я представляла в своем воображении много хороших вещей, но на Уимблдоне я никогда не могла представить, как побеждаю.

- Какие воспоминания вы сохранили с времен своей карьеры игрока?
- Со мной осталось много чего от моей первой жизни. Это две разные жизни. Сейчас у меня прекрасная жизнь с детьми. Благодаря тому, что я делала в первой половине своего пути, я стала тем человеком, которым являюсь сегодня. Я многому научилась благодаря своей карьере игрока и благодаря своей страсти к теннису. Каждый раз мне всегда удавалось вернуться после поражений и добиться успеха, у меня всегда была смелость пройти через трудные времена. Все дело в эмоциях. Как, например, во время Чемпионата мира по футболу, сколько людей объединяются вместе в нашей стране.

- Олимпийское золото или Шлемы?
- В первую очередь будет мой первый титул на Ролан Гаррос. Олимпиада – это совсем другое. В Сидней я решил не ехать, потому что была тогда слишком юной. В Афины я поехала, чтобы пережить этот опыт, он был одним из лучших в моей жизни. Я встретилась со многими спортсменами, увидела, как они любят спорт. Я почувствовала там что-то очень сильное, я не ожидала, что выиграю золото.

- Вы проигрывали 1-5 в полуфинале…
- Я сказала себе: «После этого матча мне придется выходить на матч за бронзу. Я не хочу этого, я хочу играть в матче за золото». Бронза – это было недостаточно для меня. И потом был этот волшебный момент. Важно не забегать наперед, оставаться в этом конкретном моменте. И еще я после каждого очка сама с собой разговаривала. Потом я заметила, что моя соперница расстраивается. В Бельгии мне все еще рассказывают, как выключили свои телевизоры при счете 1-5, а потом пошли к друзьям делать барбекю и тогда узнали новости, что я победила. Они не могли в это поверить. Мне нравятся такие истории.

- Что вы думаете о срыве Серены Уильямс в финале US Open, в котором её обыграла Наоми Осака?
- Я думаю, эмоции взяли над ней верх. Так как мы теннисисты, мы являемся примерами для подражания, нам нужно быть очень осторожными, чтобы не зайти слишком далеко и не пересечь границы. Но в таких ситуациях ты испытываешь смесь разных эмоций, ты расстраиваешься. Вот почему я могу понять, что она испытывала в тот момент. Это никак не отменяет тот факт, что она великая чемпионка. И она также человек, нельзя быть все время идеальной.

- Вы переживаете за женский Тур, что девушки не показывают стабильные результаты?
- Я все еще считаю, что уровень самой игры продолжает расти. Есть хорошие матчи, в которых теннисистки играют интенсивно, например, я смотрела матч Симоны Халеп и Каролин Гарсии в Кубке Федерации. Обе девушки экспериментировали в этом матче. Так что, я не сильно беспокоюсь о будущем. Иногда что-то меняется, но эти изменения могут быть положительными. Например, сейчас теннисистки, которые какой-то период не выступают, чувствуют достаточно уверенности, чтобы вновь вернуться на корт и побеждать. О чем я сожалею, так это о том, что детям нужны игроки, чтобы ассоциировать себя с ними. Им нужны примеры для наследования, а для этого нужны игроки, которые бы все время находились бы в лидерах.


- Травмы сильно сказались на вашей карьере…
- Мой организм был очень хрупким. Я не была достаточно высокой и сильной, как другие игроки. Плюс, я сама много на себя давила, чтобы достичь своих целей. Если мне не удавалось делать это постоянно, то я начинала беспокоиться. Для меня было крайне важно сохранять свое лидерство в рейтинге. Если бы не некоторые из этих травм, возможно, я могла бы поиграть и дольше. Но у меня нет сожалений. Мне посчастливилось пожить жизнью профессиональной теннисистки. Есть столько других людей, которые пытаются получить такую жизнь, и далеко не многим это удается.

- Вас называют одним из лучших игроков на грунтовых кортах. Что в вашей игре настолько подходило к этому покрытию?
- Я выросла на грунте. Я училась играть в теннис на грунте. На грунтовом покрытии все сводится к тому, как ты двигаешься. Ты не можешь играть слишком плоско, нужно поднимать мяч, стараться отодвинуть соперника назад, потому что отскок более высокий, и ты также должен использовать разные траектории. Важно то, как ты скользишь, как двигаешься, можно преодолеть большее расстояние, потому что ты можешь проскользить. Моим преимуществом было то, что в мое время не для многих теннисисток это было любимое покрытие.

- Какой из матчей был для вас самым тяжелым?
- Я всегда колеблюсь, у меня есть два варианта. Первый – матч против Дженнифер Каприати в 2003 году на US Open. Я уступала 3-6, 2-5 и в какой-то момент у меня начались судороги. Я была под большим давлением, поскольку зрители болели против меня. Эмоционально Каприати начала сдавать в конце матча. Другой поединок – это финал против Марии Шараповой на Итоговом турнире в Мадриде в 2007 году. Это был самый затяжной матч, в котором я играла, где-то 3 часа и 25 минут он длился.

- Какой ваш самый запоминающийся Шлем?
- Мой первый титул на Ролан Гаррос в 2003 году, первый титул всегда будет особенным.

- А кроме Открытого чемпионата Франции?
- Я бы сказала, что это мой второй титул на US Open в 2007 году. Я тогда играла в лучший теннис в своей карьере на том турнире и в том сезоне. В четвертьфинале и полуфинале я обыграла Серену и Винус, что было чем-то потрясающим. Никогда раньше или позднее я на таком уровне не играла.



- Мартина Навратилова когда-то сказала, что вы – это Федерер в юбке, что вы так же владеете всеми элементами игры.
- Это безумное сравнение (смеется). Нет, конечно, это огромный комплимент. Роджер – один из тех, кем я очень восхищаюсь. Мартина также говорила, что из моего поколения игроков я была той, кто много работал. Роджер тоже из тех, кто тяжело трудиться над своей игрой. В этом мы довольно похожи. С другой стороны, я очень мнительная, тогда как Роджер – гораздо более расслабленный. Я помню, когда мы играли на юниорских турнирах U-14, то он всегда был тем игроком, который проигрывал еще в первом раунде. Он всегда ломал ракетки, выносил наружу все свое разочарование. В то время никто не мог предсказать, что он станет тем, кем стал. Он стал более зрелым и тот факт, что он спокоен, помог ему. Когда ты расслаблен, то твой организм ведет себя иначе. К примеру, я часто переживаю. Вот почему, он все еще играет, а я – нет. У нас есть много схожих моментов в игре, нам обоим нравится создавать что-то новое на корте. Я многому научилась, когда смотрела его игру. И еще то, как ему удается удерживать баланс в своей личной жизни, меня также довольно восхищает.

- Расскажите о ваших отношениях с Сереной…
- Серена – самый устойчивый игрок в плане психологии. Были уже в теннисе такие игроки, которые умеют соревноваться, но никого подобного ей не было. У неё может быть плохой матч, а потом в тот момент, когда ей нужно будет, она подаст пять эйсов подряд. Она не хочет проигрывать, при этом ей хватает смирения, чтобы признаваться себе, когда она не играет хорошо. Многие игроки не могли её обыграть, потому что никогда не были убеждены в том, что могут её победить. Есть соперники, которые хорошо начинают матчи с ней, но потом у них начинаются проблемы и тогда они останавливаются. Чемпионы же поступают совсем наоборот. Они не жалуются. Когда я играла с Сереной, то всегда верила, что могла её обыграть. Нельзя позволять ей получать контроль и лидировать.

- На пике своей карьеры в 2008 году вы сделали паузу в 18 месяцев. Почему вы вернулись?
- В юности я многим жертвовала. Люди из моего окружения знают, что если я чем-то занимаюсь, то выкладываюсь на все 300%. Я была первой ракеткой мира и жила будто в своем отдельном пузыре. Вся моя жизнь состояла из тенниса и путешествий. Я скучала по своей семье. Все мои друзья ездили кататься на лыжах, я тоже хотела, но постоянно играла. Физически и психологически я чувствовала себя изнеможённой. Пять лет до этого перерыва я играла в режиме нон-стоп, мой график был таким интенсивным, что все в итоге вылилось в этот перерыв. Было смешно, как некоторые люди начали приписывать мне, что все дело в допинге, иначе зачем я уходила на 18 месяцев. Когда я вернулась на корт, то мне пришлось начинать все сначала. Мой тренер перешел к другому игроку, мой физиотерапевт работал с другим теннисистом. В то время я чувствовала себя немного одинокой.

- Считаете ли вы, что социальные сети давят и создают стресс, который действует на молодых игроков?
- Мы (теннисисты) живем в очень стрессовой атмосфере в наши дни. Иногда ты должен просто сесть, сделать глубокий вдох и расслабиться, постараться отдалиться от этого давления. Если говорить о себе, то я очень счастлива, что моя карьера прошла не во время бума социальных сетей. Это бы сводило меня с ума. Если что-то касается соцсетей, то я стараюсь находиться подальше от этого.

- Как вы думаете, стоит ли спортсменам, особенно тем, на которых равняются, высказывать свое мнение по поводу событий в других сферах, а не ограничивать темы для общения только спортом?
- У меня нет однозначного мнения на этот счет. Если мы знамениты, это не означает, что мы можем говорить обо всем и обо всех. Есть эксперты и их мнения должны звучать громче. Если говорить конкретно обо мне, то я должна полностью владеть темой, о которой говорю.

- Вы смотрите "Игру престолов"?
- Какой процент людей в мире, которые не смотрят "Игру престолов"? Я как раз из этого числа и даже этим горжусь (смеется).

- А смотрели ли вы "Мстители: Финал"?
- И вновь мой ответ – нет. Я не слишком люблю научно-фантастические фильмы.

- Тогда что вы смотрели недавно?
- Я смотрю какие-то более простые вещи, вроде "Анатомии страсти" или "Родины". Я смотрела сериал "Это мы", он о семье и о поиске счастья.

- Вы бы хотели, чтобы ваши дети также играли в теннис?
- В прошлом это случалось не так уж и часто, когда дети теннисистов также занимались этим видом спорта, в который играли родители. Если вы меня спросите, есть ли у меня такая надежда, то я отвечу отрицательно. Я не собираюсь подталкивать их к теннису. Я всегда говорю, что они откроют в себе свои собственные таланты, будь то к спорту или к чему-то другому. Я никогда не буду заставлять своих детей делать то, что им не нравится.


Источник: timesofindia.indiatimes.com

Фото: FTV.
Добавлено: Maria Melnyk  14/05/19 21:00  Просмотров: 1 363  Рейтинг: +4  
4 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Комментарии 1

  1. Пользователь offline
    admin 14 мая 2019 22:28

    Жюстин и правда Федерер в юбке. Какая техника! 

    2 0
Написать комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
          Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: