Регистрация    Войти
Авторизация
 
 
Украинцы в рейтинге ATP
  • ОДИНОЧНЫЙ
  • ПАРНЫЙ
Украинки в рейтинге WTA
  • ОДИНОЧНЫЙ
  • ПАРНЫЙ
Мужчины ATP
  • ОДИНОЧНЫЙ
  • ПАРНЫЙ
Мировой теннис / Интервью

Ник Кириос: "Я думал, что слава и деньги сделают меня счастливым. Но на деле это оказалось не так"

Австралийский теннисист стал гостем программы "No Challenges Remaining".
Ник Кириос: "Я думал, что слава и деньги сделают меня счастливым. Но на деле это оказалось не так"
О своей странице в Твиттер: Я знаю, что практически что бы я не написал, это взорвет сеть. Так что, я не воспринимаю это серьезно, когда меня начинают цитировать и все такое. Чаще всего это просто троллинг, я просто развлекаюсь. Я не понимаю, когда начинается в соцсетях вот это "это была невероятная битва" или игроки, когда проигрывают Надалю или Джоковичу, пишут, что это был невероятный день. Чем он так отличался? Когда Кербер сказала Андрееску, что она королева драмы, а затем написала твит, мол, поздравляю, ты заслужила, я был такой: "Что это вообще?". Да, все вроде как друг друга уважают, но что это то такое? В лицо люди боятся что-то сказать? Да что уж там бояться, я вас видел голыми в раздевалке, куда уже дальше... Нет, просто этот Тур - он для меня как семья. Поэтому, когда такие вещи происходят, то я не могу молчать.

О кроссовках для баскетбола, в которых он выходит на корт: Вот еще одна причина, почему мне не очень нравится грунт. Мои кроссовки становятся грязными. Это просто привычка с детства. Я не могу выходить на корт в теннисных кроссовках. Мне, если честно, не совсем удобно в этой обуви. Кому нравится грунт, давайте честно?

О выступлениях на грунте: Мне кажется на харде можно показать, например, если тебя отодвигают назад, то можно сделать какой-нибудь полу-укороченный, показать, что у тебя есть чувство мяча. Или розыгрыши на харде более интересные, на грунте меньше творчества, ребята могут отсиживаться сзади и пахать, стараться попасть в заднюю линию. На траве ты можешь показать, насколько хорошо работают руки, в подаче и на приеме, выходя к сетке. Для меня это и есть теннис в чистом виде. Но грунт - это большая часть сезона, нужно её как-то полюбить.

О подаче без высокого подброса: Я видел, что многие игроки стали повторять эту подачу после моего матча с Надалем. В этом спорте многие просто бояться выйти за рамки. Если кто-то один это делает, тогда остальные могут повторять, потому что один уже это сделал, кто-то был первым. В матче против Надаля я на самом деле это сделал, потому что у меня устали ноги. Я просто чувствовал эту усталость. Я видел, что он находится далеко за задней линией и мне казалось, что еще один такой розыгрыш я не смогу отыграть. Надаль отлично нейтрализует скорость мощной подачи, когда становится на приеме так далеко, поэтому выманить его вперед, где ему не так комфортно, думаю, это логично. Мне кажется, что иногда это неплохой прием, на мгновение соперник просто замирает.

О теннисе молодых игроков: Когда я обыграл Надаля на Уимблдоне, то почувствовал, что могу обыграть любого соперника. В юном возрасте есть преимущество, ты бесстрашен, соперники не до конца знают, что ты можешь, как с тобой играть. Мы это видим и сейчас, посмотрите на Феликса Оже-Альяссима, например. Я с уважением отношусь к тем игрокам, которые изо дня в день могут показывать стабильный теннис. Если бы я так мог, ох, у меня уже было бы пару титулов на Больших Шлемах. Это просто не в моем характере. То, что мне удалось сделать в Акапулько, я не могу делать так постоянно.

О жизни вне кортов: Мне нравится быть дома, быть со своими друзьями, играть в баскетбол делать одни и те же вещи каждый день, ходить в то же кафе, пить кофе со льдом… Мне нравится эта рутина и дома я провожу время очень просто. Быть вдали от дома для меня трудно. Из-за этого спорта я иногда оказываюсь в таком плохом настроении, в котором думал, что никогда не окажусь. Я до сих пор пытаюсь разобраться, как жить в таком ритме. Я не хочу делиться подробностями, что происходит со мной в такие моменты, это уже слишком личное, этим можно поделиться с родителями.

О Стефаносе Циципасе: Мы совсем разные люди, у него свой взгляд на вещи. С одной стороны, что-то из того, что он публикует мне нравится, но я никогда не буду смотреть его влоги. Просто иногда это уже слишком. Никто не публикует свои полураздетые фотографии и не пишет, мол, голым я себе нравлюсь больше, это чересчур. Я бы хотел сыграть с ним в паре, это было бы классно. Он отличный теннисист, он очень собран, весь в себе. Но я не хочу общаться с ним, чтобы оказывать дурное влияние. Вот он играет каждую неделю, а я нет – в этом проблема, чтобы заявиться на пару. Есть такие ребята, с которыми сразу можно подружиться. Так было с Фрэнсисом Тиафо, например. Циципас очень сосредоточен на своей работе, с ним так с ходу не пообщаешься. А может я просто плохо пытался.

О своей карьере в теннисе: Нет никаких шансов, что я буду играть долго. Мое тело просто этого не выдержит. Может быть, если бы мне больше нравился этот спорт, тогда да, хотя мой организм с этим не справится. Баскетбол для меня как медитация, я могу играть весь день. В теннисе у меня не получится потренироваться 45 минут и чтобы за это время ничего плохого не случилось. Возможно, я не выкладываюсь до конца, чтобы иметь для себя оправдание на тот случай, если я буду выкладываться, но мэйджор не выиграю. Наверное в этом есть немного правды. Но на Уимблдоне в 2014 году я был в четвертьфинале, я выкладывался на полную. Тогда у меня была удачная сетка и мой лучший шанс выиграть титул, как я считаю. Я разговаривал на эту тему сам с собой. Победы не делают меня счастливым. Когда я ухожу с корта, тогда я рад, я думаю о еде, например, что бы мне сейчас съесть после матча. В юности я думал о том, что деньги и слава будут делать меня счастливым, но на деле оказалось, что этого не происходит. Я просто хочу быть дома и заниматься домашними делами. Хотя вот сегодня (после победы над Медведевым) я чувствую себя хорошо.

О тренировках с теннисистками из WTA-тура: Я основал целый тренд (смеется), нет, шучу. Конечно, я часто тренировался и с Айлой Томлянович (своей девушкой). Мне кажется, что как только девушки находят ритм, то они вообще не промахиваются. Парни, естественно, бьют сильнее, но у них ошибок гораздо больше. Не знаю, но мои лучшие тренировки получаются именно с девушками. Стараюсь ли я их впечатлить? Нет (смеется), может вы и правы, просто у меня появляется чувство, что им нужна хорошая тренировка, что я должен дать им качественную тренировку. Для этого мне нужно хорошо играть, вот и все.

Блиц о коллегах по Туру. Танаси Коккинакис: он мой брат. Мы вместе пробивались в тур, мы знаем друг друга с юниоров. Это просто безумие, насколько ему не везет с его организмом, со всеми его травмами. Мы видели на что он способен в Майами в матче с Федерером, а потом с Вердаско. Но сейчас он снова восстанавливается.

Фернандо Вердаско: ох, он сводит меня с ума, я даже не хочу о нем разговаривать. Он меня просто бесит, я начинаю злиться, когда слышу его имя. Он самый самовлюбленный человек. Он не здоровается и ведет себя так, как будто он подарок свыше, а у самого-то бекхенд так себе. Меня вот такие люди раздражают больше всего.

Энди Маррей: мне грустно из-за него… Я ему всегда говорил, что из-за его статистики матчей с Джоковичем просто неловко как-то. Я чувствую, что теннис Энди гораздо лучше, чем теннис Новака. Его прием, его подача труднее, с ним просто тяжелее играть. Я ему говорил, мол, да как же так? Он должен был выиграть гораздо больше Шлемов. Но опять же, его организм побыл в этом ритме 4-5 лет и не выдержал. Не знаю, как другие могут это делать так долго. Просто грустно, что его нет сейчас в Туре, все с ним дружат, с ним всегда весело. Спорт потерял хорошего спортсмена. И даже если он вернется люди будут говорить, мол, о, он уже не тот, ему стоит закончить и весь этот бред… Какая разница, тот или не тот, мы просто рады его видеть снова, видеть, что он счастлив. Если бы я был его тренером, он бы выиграл больше Шлемов (смеется).

Роджер Федерер: первое, что мне приходит на ум, это что он величайший игрок всех времен. Его талант просто превосходит все рамки. Я комментировал его матч в Мельбурне против Тэйлора Фритца. То, как он двигается, как готовится, как читает игру, в этом ему нет равных, в этом столько таланта. По моим ощущениям многие игроки пытаются строить свой теннис, ориентируясь на него. Например, Циципас однозначно это делает, Димитров практически как зеркальное отражение. Мне кажется, что любой, кто занимается этим спортом, хочет быть как он. Я могу играть резанные удары или имитировать его подачу. Мне кажется, что каждый хочет иметь частичку его тенниса в своей игре, потому что он настолько талантливый и однозначно лучше всех.

Рафаэль Надаль: (смеется) это опасно. Он моя полная противоположность. Он всегда такой обиженный после того, как я его обыгрываю. Когда он побеждает, то тогда все хорошо, он говорит хорошие слова, отдает должное. Но если я его обыгрываю, то он говорит, что я не уважаю игру, не уважаю болельщиков. И я такой, мол, о чем ты говоришь сейчас? Ничего же не изменилось с прошлого раза, когда я его победил или когда он меня обыграл. Я тот же самый человек. Я понимаю, что если по кому-то видно, что он все время работает, а по мне этого не скажешь, то это вызывает такие мысли, это задевает. Но потом в ситуацию вмешивается дядя Тони и говорит, что мне не хватает образованности. Ладно, я был двенадцать лет в школе, я очень образованный, я понимаю, что я просто обыграл кого-то из твоей семьи. Но я никогда не стану таким как он, мы разные. Когда ты выходишь на матч, то ты знаешь, чего ждать от соперника. Не нужно ждать, когда игра закончится, чтобы это озвучить. Если я что-то говорю после наших матчей, это никого не интересует, но если говорит он, то только это имеет значение. И люди тогда говорят, мол, да, если он так считает, значит ему точно не хватает воспитанности. Так что, если я начинаю сливать игру, меня это не заботит, потому что вы сидите на трибунах и относитесь ко мне, как к дерьму. Вот видите, Рафа меня тоже начинает заводить. Все ли испанцы меня злят? Нет, мне нравится Филисиано Лопес, он отличный парень, Карла Суарес-Наварро просто потрясающий человек, я её обожаю. Мы просто подружились в Туре, я бы сыграл с ней в миксте с удовольствием.

Новак Джокович: (пауза) у меня складывается такое ощущение, что у него есть ненормальная навязчивая идея, чтобы он всем нравился. Чтобы он был как Роджер или около того. Я говорю свое личное мнение, я уже и так зашел слишком далеко, но мне так кажется. Он настолько хочет всем нравиться, что я его просто не переношу на дух. Вот это все празднование, которое он делает после победы, от него аж передергивает. Он невероятный игрок, он чемпион в нашем спорте, один из величайших игроков, я думаю, что он побьет рекорд Федерера по титулам на Шлемах. Но, не знаю, для меня он самым великим игроком от этого не станет. Вот мы уже два раза играли и он меня ни разу не победил. Если сравнивать то, сколько работает на тренировках он, и сколько работаю я, то я полный ноль. Но в матчах с Марреем ты не можешь просто так сделать укороченный. Джоковича я могу выманивать вперед и его это сбивает с толку. Федерер останется для меня лучшим игроком, потому что его достижения на всех покрытиях просто пугают. Надаль также хоть и выиграл 11 титулов на Ролан Гаррос, но сумел адаптировать свой теннис под траву, что тоже безумно. Джокович… не знаю, он будто всегда говорит то, что должен сказать, а не то, что думает на самом деле. Я не говорю, что он плохой или другие ребята плохие… Просто есть какие-то вещи, из-за которых… Вот как его празднование. Оно меня просто убивает. Если я буду с ним играть и обыграю его, я тоже отмечу эту победу, как он, у него на глазах. Это будет забавно, да?

О конфликте со Стэном Вавринкой: это умора, то, что произошло в Канаде. Но у нас была история и до этого, в Квинсе. Потом уже когда я с ним играл, он все время на меня смотрел на переходах, потом играл укороченный прям в голову. Так что я просто сказал, что сказал. Эти слова просто вырвались, это как в баскетболе. Там это обычное дело, но я даже не понимал, что это настолько плохо. С Донной Векич мы никогда не говорили об этом. Тогда я был сильно юный и незрелый, такие слова я бы не сказал снова, потому что все-таки есть микрофоны на корте. Я не думаю, что тогда я пересек какие-то границы. Но снова я бы так не поступил. Я не стараюсь подружиться на корте, если я могу тебя задеть, то я это сделаю. Я чувствую, что на корте я немного гений. У меня же нет тренера, но я продолжаю обыгрывать топ-игроков. Так что, думаю, что я немного смышленый парень.

Источник: nochallengesremaining.podbean.com

Фото: Getty Images.
Добавлено: Maria Melnyk  16/05/19 09:05  Просмотров: 2 692  Рейтинг: +5  
5 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Комментарии 1

  1. Сергій Гаврилов Вчера, 21:43
    Мабуть це найцікавіше інтерв'ю у світі тенісу, яке я читав! А читаю я немало. Також хочу відмітити не по роках розумні інтерв'ю із Лопатецкою. І це стосується не тільки останнього часу, а і її найперших інтерв'ю на Унікорті. Це одна з причин чому я за неї вболіваю, останні півтора року.
    1 0
Написать комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
          Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: