Регистрация    Войти
Авторизация
Мировой теннис / Интервью

Роджер Федерер: "Последние 20-25 лет пролетели для меня как один миг"

Третья ракетка мира рассказал о Рождестве, своей карьере в Туре и болельщиках.
Роджер Федерер: "Последние 20-25 лет пролетели для меня как один миг"
- Скоро Рождество, как вы его празднуете, когда находитесь в Дубае?
- С семьей и ёлкой. Вчера всё уже нарядили и испекли рождественское печенье. Приезжают мои родители, что делает это Рождество особенным. Это всегда замечательное время, мне нравится Рождество. Конечно, я бы предпочел отпраздновать его в Швейцарии, этот праздник у меня ассоциируется именно с домашним Рождеством, как мы его отмечали в моем детстве, в Бернеке с бабушкой и дедушкой. Эти воспоминания первыми приходят на ум.

- Когда вы в последний раз праздновали «белое» Рождество?
- Несколько лет назад мы полетели домой, приехали в наше шалле в Вальбелье, но повсюду была зеленая трава (смеется). В конце концов, снег начал идти уже 25 декабря. Это было лет 6-7 назад. Я довольно долго не видел снега на Рождество. В Базеле во время праздников он редко бывает.

- Ваши дети составляют список, что бы они хотели получить в качестве подарка?
- Да, они пишут, чего бы им хотелось уже очень давно. Но это не означает, что они получают все. Иногда это бывают очень смешные желания.

- Рождество для вас это период для размышлений, когда вы можете сделать глубокий вдох и оглянуться назад?
- Это чаще случается во время отпуска. Сейчас мы вернулись после отдыха, две недели мы отдыхали с женой, детьми и родителями. Бывают тихие моменты, когда у меня есть возможность проанализировать уходящий год. Но сейчас я так много тренируюсь, что времени на это просто не остается. Я уже смотрю в будущее и фокусируюсь на очень четких целях.

- Когда выдается минутка, думаете ли вы иногда, мол, у меня такая сумасшедшая жизнь?
- Такое бывает. Иногда постоянные путешествия, постоянный ажиотаж вокруг меня, независимо от того, побеждаю я или проигрываю, кажутся мне чем-то нормальным. Но так же есть моменты, когда я чувствую, какое же это безумие: когда меня всегда узнают, когда продаются все билеты, когда я вновь побеждаю. Все зависит от того, сколько у меня есть личного времени только для себя. И его крайне мало. Моя жизнь полностью загружена. Практически всегда что-то происходит вокруг. Когда я прихожу домой, то эхо по комнате не раздается. Всегда есть дети. Вот почему, то время, которое у нас с женой есть за ужином, так важно для нас, как для пары, или же когда мы находимся в кругу друзей. На какое-то время мы предоставлены сами себе и можем просто поболтать. Это хорошие моменты для нас.

- Вам нравится проводить время не в одиночестве, а когда вокруг есть люди. С чего это началось и откуда у вас такая способность легко сходиться с людьми?
- Изначально я был немного стеснительным… Но у меня никогда не было проблем в том, чтобы завязать с кем-то разговор. Это качество досталось мне от папы. Я действительно очень мало времени провожу сам по себе, если не учитывать те часы, когда я лежу на массажном столе. Во время массажа у меня есть время для себя, примерно 1,5 часа каждый день, и тогда я стараюсь отдохнуть. Когда я вспоминаю о Пите Сампрасе, то в этом мы очень отличаемся, ему было трудно знакомиться с новыми людьми. Я быстро начинаю доверять другим людям, а если меня кто-то обижает, то я говорю себе, что мне просто не повезло в этот раз. Но это не останавливает меня от того, чтобы открыто общаться и получать удовольствие от общения. Мне нравится заводить новые знакомства и узнавать что-то о людях. У каждого есть своя уникальная история, каждый ведет свою борьбу. Наверное, поэтому я вижу хорошее в каждом человеке.

- Сразу после Итогового турнира в Лондоне вы отправились в тур по Латинской Америке. Вероятно, было какое-то разочарование после поражения в полуфинале от Стефаноса Циципаса, но оно сразу ушло. Как вам удается из раза в раз переключаться?
- Теннис меня этому научил. После обидного поражения всегда есть шанс, если есть следующий матч. В Боготе события были просто за гранью. Мы были готовы к игре, но матч пришлось отменить. Мы были чрезвычайно расстроены. Я тогда сказал Саше Звереву: «Можешь ли ты себе представить, что через 24 часа на арене для корриды в Мехико мы побьем рекорд по посещаемости теннисных матчей? Если тебе нужно почувствовать, что такое реальный мир, сейчас самое время. Сегодня ты не можешь поверить в происходящее, завтра – будет так же, но уже в положительном ключе». Вот почему не стоит ударяться в негатив, если что-то не работает. Во второй половине своей карьеры, лет в 25, я сказал себе, что не хочу долго грустить из-за поражений. Это не работает. Я не хочу носить в себе так много негативной энергии. Сегодня я могу переключиться по щелчку, хотя, конечно, то тут, то там, в голове пробегают какие-то мысли и я думаю, мол, ладно, вот это было обидно. Но потом говорю себе, что это не важно и жизнь идет дальше.



- После турнира в Базеле вы сказали, что вам грустно, что все прошло так быстро и ваша карьера близится к завершению. Часто ли приходят подобные мысли?
- Обычно только тогда, когда меня спрашивают, как долго я планирую еще играть. Я этого тоже не знаю, мне самому интересно. Что я знаю, так это, как последние 20-25 лет пролетели для меня словно миг. Когда мне было 14 лет, то я играл на турнире Orange Bowl. А на этой неделе на этом турнире играл сын моего менеджера. Тогда ты вспоминаешь себя в этом возрасте. Теперь я сижу тут, мне 38 лет и я задаюсь вопросом: это практически конец? Если так, тогда все очень быстро пролетело. Но это также и приятная мысль, ведь так и говорят, что время идет быстрее, когда ты занимаешься чем-то увлекательным. Так и со мной. В Туре я провел много замечательных лет. И впереди меня тоже ждут прекрасные вещи. Но пока ясно то, что я буду скучать по Туру, это моя теннисная семья. Сегодня же я еще могу наслаждаться жизнью в Туре.

- Вы подписали контракт с выставочным турниром в Хуанчжоу в Китае до 2023 года. Некоторые расценили это как знак, что вы будете играть в Туре до 2023 года. Это верно?
(смеется) Нет, логика не в этом. Просто я знаю, что до этого времени я все еще смогу показывать такой теннис, который будет радовать людей. А буду ли я в Туре, или нет, этого я не знаю. Если я оставлю профессиональный Тур, то я не забуду о теннисе. Помню, как в 2007 году мы были в показательном турне с Питом Сампрасом. Он уже лет пять не играл, а я был первой ракеткой АТР, но в Макау он меня обыграл. Бывает, что карьера заканчивается тогда, когда ты не можешь играть неделю за неделей. Но ты, тем не менее, можешь провести хороший матч.

- Вашим дочерям уже 10 лет, сыновьям – пять. Осознание того, сколько вам лет, приходит именно тогда, когда вы видите своих детей?
- Да, это потрясающе, что они такие взрослые, как много мы пережили, о чем мы теперь можем разговаривать… Все это показывает, как быстро идут года. И поэтому для меня также важно, чтобы мы могли проводить время вместе, не находиться в спешке, не приезжать на каждый турнир, потому что мои дети и Мирка – в абсолютном приоритете для меня.

- В первой половине вашей карьеры самые большие проблемы вы испытывали при игре бекхендом, но после того, как вернулись в тур в 2017 году после операции, ваш форхенд стал нестабильным. Как вы можете это объяснить?
- У меня два объяснения. Первое, это переход к ракетке большего размера, которая серьезно помогает мне в игре бекхендом. Это очевидно, ведь меньше мячей теперь попадают в обод. Но я осознавал тогда, что эти изменения скажутся на моем форхенде. Второе, это проблемы с рукой в 2018 году, которые дестабилизировали этот удар. Эти проблемы долго меня мучали, к счастью, сейчас дела идут лучше и я редко испытываю боль в руке.

- Как и финал в Мельбурне в 2017 году, так и финал Уимблдона-2019 оставили след в жизни ваших болельщиков. Но эффект был противоположным. Насколько вы ощущаете свое сильное влияние на жизнь других людей?
- Итак (думает какое-то время)… Если мы говорим об Австралии, я видел, насколько сильно людей это тронуло. Из-за того, что я выиграл, все хотели со мной поговорить об этом. С поражениями история другая: люди избегают возможности спросить меня. Думаю, потому что они не хотят, чтобы меня посещали плохие воспоминания, они не хотят открывать ящик Пандоры. Из-за того, что об этом со мной говорят мало, я не могу по-настоящему оценить, какой след оставил этот матч. Конечно, я сразу же понимал, что это был чрезвычайно драматичный финал, а нереализованные матчболы автоматически выводят эту игру за рамки одного только тенниса. Это уже спортивное событие другого порядка, каким был финал в Мельбурне в 2017 году или финал Уимблдона-2008. Такие матчи создают резонанс на долгий период.

- В рамках работы своего фонда вы посещаете семьи в ЮАР или Швейцарии, которые не настолько обеспеченные. Временами вам приходит понимание, насколько вам повезло на вашем пути?
- Абсолютно. Вчера я познакомился с женщиной, у которой боковой амиотрофический склероз. Это то же заболевание, которым страдал Стивен Хокинг. И подобные встречи происходят в моей жизни все чаще и чаще в последнее время. Эта женщина не может двигаться, с помощью зрения она может общаться через компьютер. Она действительно хотела со мной познакомиться. В такие моменты я необыкновенно ясно понимаю, насколько мне везло. Все могло сложится по-другому. Но ты можешь знать только то, что было в прошлом, о том, что уготовлено нам в будущем, никто не знает.


Добровольные пожертвования
Дорогие посетители, помочь существованию и развитию проекта можно с помощью кнопки ниже!

Помочь

Источник: tagesanzeiger.ch

Фото: Blick.
Добавлено: Maria Melnyk  24/12/19 17:00  Просмотров: 1 056  Рейтинг: +1  
1 0
‡àãðóçêà...
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Украинцы в рейтинге ATP
  • ОДИНОЧНЫЙ
  • ПАРНЫЙ
Украинки в рейтинге WTA
  • ОДИНОЧНЫЙ
  • ПАРНЫЙ
Мужчины ATP
  • ОДИНОЧНЫЙ
  • ПАРНЫЙ
Женщины WTA
  • ОДИНОЧНЫЙ
  • ПАРНЫЙ